Записи

Пианист, педагог.

Родился 25 апреля 1901 года в Петербурге. Отец Софроницкого — В.Н. Софроницкий (1869–1942) — был инспектором Смольного института благородных девиц, преподавал там физику и математику. Мать — урождённая В. А. Боровиковская (1875–1935) — правнучатая племянница русского живописца В. Л. Боровиковского, внучка поэта Л. И. Боровиковского и дочь юриста и поэта А. Л. Боровиковского. В 1903 году семья переехала в Варшаву, где с 1908 года Софроницкий занимался игрой на фортепиано у А. В. Лебедевой–Гецевич (матери пианиста В. И. Буюкли, окончившего Московскую консерваторию у Н. Г. Рубинштейна). Впервые выступил публично в 1910 году на вечере её учеников и сразу был отмечен музыкальной критикой. В том же году по совету А. К. Глазунова начал учиться у прославленного польского пианиста А. К. Михаловского (ученика И. Мошелеса). В 1913 году семья вернулась в Петербург, но в течение года Софроницкого ежемесячно возили в Варшаву для продолжения занятий (прервала эти поездки Первая мировая война). Следующие 2 года Софроницкий развивался преимущественно самостоятельно, находясь лишь под общим наблюдением матери, в 1915 году — пианиста Л. А. Щедрина. В 1916 году поступил в Петроградскую консерваторию в класс Л. В. Николаева. Игра Софроницкого ещё в консерваторские годы вызывала одобрительные отзывы В. И. Сафонова, Н. К. Метнера, Ф. М. Блуменфельда, А. К. Глазунова. В 1919 году дал свой первый сольный концерт, в 1921— блестяще окончил консерваторию.

В 1928 году почти на два года уехал за границу: в Варшаве дал концерт и встретился со своим учителем Михаловским, затем переехал в Париж, посещал концерты С. В. Рахманинова, Ф. И. Шаляпина, И. Я. Падеревского, В. Гизекинга и др. Как пианист испытал большое влияние Метнера, позднее, уже в России (1936) — А. Корто (Корто и Нейгауз по своему художественному кредо были наиболее близки Софроницкому). В начале 1930 года вернулся в Ленинград, с 1936 — начал преподавать в Ленинградской консерватории. За исполнение в Малом зале консерватории цикла из 12 концертов, представлявших антологию фортепианного искусства от Д. Букстехуде до композиторов XX века (сезон 1937/38), решением Художественного совета консерватории был удостоен почётной степени «доктора музыки». В 1930-е годы стал склоняться ко всё большей монументальности игры, когда «краски как бы уступают место линии, живопись и скульптура — графике, эмоциональная непосредственность становится подвластной организующей воле, формообразующее начало выступает ярче...» (Нейгауз Г. Владимир Софроницкий. К концерту из произведений Шопена // Советское искусство. 1937. 23 июня).

Осень 1941 и зиму 1942 года провёл в блокадном Ленинграде, продолжая исполнительскую деятельность. О выступлении 12 декабря 1941 года в Театре им. А. С. Пушкина впоследствии сам Софроницкий писал: «...B зале было три градуса мороза. Слушатели, защитники города, сидели в шубах. Я играл в перчатках с вырезанными кончиками пальцев. Но как меня слушали и как мне игралось! <...> Когда мне стало ясно, для чего надо играть, я почувствовал, как и что надо играть...» (Софроницкий В. Роль художника //Литература и искусство. 1942. 7 ноября). В этот период в искусстве пианиста усиливается героическое начало и, вместе с тем, заостряются экспрессивные элементы.

8 апреля 1942 года Софроницкого удалось переправить в Москву. Уже с осени он начал преподавать в Московской консерватории. По воспоминаниям, он «любил своих учеников, искренне переживал за них, старался всячески им помочь... Со своими учениками он обращался как с младшими коллегами: показывал, советовал, раскрывал музыкальные секреты. Поэтому, вопреки всяческим страхам перед ним — волшебником фортепиано ... играть для него было всегда легко, просто и приятно... И только по дороге из его дома мелькала весьма "странная" мысль: "коллега" этот — не кто иной, как один из самых больших пианистов нашего времени!» (Никонович И. В. Воспоминания о В. В. Софроницком. С. 243). Среди учеников — А. Геронимус, О. Жукова, Е. Лифшиц (по аспирантуре), П. Лобанов, Н. Фейгина (Калиненко).

Преодолевая последствия тяжелого физического истощения, продолжал подвижнически трудиться. Давал по 15–20 концертов в сезон (БЗК, МЗК, ГКЗ им. П.И Чайковского, ЦДРИ, ЦДЛ, Политехнический музей, зал Дома ученых, Музей А. Н. Скрябина и др.), часто выступал в прямой трансляции по радио. В 1945 году с группой артистов выезжал в Потсдам, где играл для участников мирной конференции. С 1946 года регулярно выступал с концертами в Ленинграде. В том же году начал делать фондовые записи на радио (с 1937 они осуществлялись только на долгоиграющих грампластинках). В репертуаре преобладала русская музыка — сочинения M. A. Балакирева, А. П. Бородина, А. К. Глазунова, А. К. Лядова, С. В. Рахманинова и, особенно, А. Н. Скрябина. В конце 1940–50-х годов исполнял преимуществнно сочинения тех композиторов, которых почитал своими кумирами. Давал клавирабенды, целиком посвящённые Бетховену, Шуману, Листу, Скрябину. В 1949 году исполнил цикл из 5 концертов в БЗК к 100-летию со дня смерти Шопена. В 1953 году отметил своим концертом в ГКЗ 125 лет со дня смерти Шуберта («Музыка всея земли пошла», — говорил он близким, играя дома 2-ю часть Сонаты В dur).

Умер 29 августа 1961 года в Москве.

Один из последних представителей романтического направления в искусстве фортепианной игры. Исключительность творческого облика, сила, глубина, вдохновенность интерпретаций, созданный им особый художественный мир, излучавший высокую духовную красоту, вместе с поистине волшебным владением инструментом ставили Софроницкого в один ряд с крупнейшими музыкантами–исполнителями XX в. Интенсивную концертную деятельность начал в 1920-е годы, исполняя, в основном, произведения композиторов–романтиков  — Ф. Шопена, Р. Шумана, Ф. Листа, а также С. В. Рахманинова и Метнера. Особое внимание привлекали его интерпретации сочинений А. Н. Скрябина. В 1920 году дал клавирабенд к 5-летию со дня смерти композитора. На выпускном экзамене исполнил Концерт для фортепиано с оркестром, в 1922 году — партию фортепиано в поэме «Прометей» с оркестром под управлением Н. А. Малько. Т. Ф. Шлёцер (вторая жена композитора) сравнивала исполнение Софроницкого с игрой самого Скрябина. Гастролировал в Москве, Саратове, Одессе, выступал с Персимфансом. В числе постоянных посетителей концертов Софроницкого тех лет — К. Н. Игумнов, Г. Г. Нейгауз, художник П. . Кончаловский, поэт К. И. Чуковский, режиссёр В. Э. Мейерхольд (посвятил Софроницкому свою постановку «Пиковой дамы»). Г. Нейгауз, Э. Петри и В. Горовиц единодушно отмечали уникальность художественного дара пианиста. О его игре с восхищением отзывался С. С. Прокофьев: «Он играет мои "Сарказмы" лучше, чем они написаны» (Цит. по: Никонович И. В. Воспоминания о Софроницком. С. 189).

К конце 1950-х годов трагедийность Софроницкого как художника достигла наивысшей точки. Он стал играть намного проще, строже, давал словно некий предельный концентрат чувства, мысли и воли, отметая все второстепенное и сознательно идя на самоограничения. Софроницкого особенно привлекали произведения позднего Листа, мир музыки И. С. Баха. По-прежнему с неодолимой силой притягивал Скрябин: «С юных лет, через всю жизнь и до конца радостно пронесу свою любовь к нему. Живую, неизменную, непоколебимую. Жизнь, свет, борьба, воля. Вот в чем истинное величие Скрябина» (Шаборкина Т. Г. Воспоминания о В. В. Софроницком. С. 143). Последние сольные концерты пианиста состоялись 7 и 9 января 1961 года (соответственно Музей А. Н. Скрябина, МЗК). Прикованный к постели, был глубоко растроган написанной к его 60-летию статьей Нейгауза: «Нельзя не почувствовать и не осознать, что искусство это замечательное, уникальное, что оно обладает теми чертами высшей красоты, которые не так уж широко распространены на нашей планете» (Нейгауз Г. Владимир Софроницкий // Советская культура. 1961. 27 мая). Первым из музыкантов был удостоен Сталинской премии (1943).

В 1960–66 годах фирма «Мелодия» выпустила 36 долгоиграющих грампластинок с записью игры пианиста. С 1980 года стало выходить «Полное собрание грамзаписей В.Софроницкого» в 12 комплектах (вышло 7). В 1990-е годы фирмы «BMG», «Philips», «Arlecchino», «Denon» выпустили большое количество компакт–дисков с записями Софроницкого. В последние годы ряд российских фирм («Русский компакт–диск», «Vista Vera» и др.) стали проявлять интерес к творческому наследию музыканта. Записи великого артиста хранятся также в фонотеках Московской консерватории и Музея–квартиры А. Н. Скрябина.

Источник: Софроницкий В. В. // Московская консерватория от истоков до наших дней. 1866–2006. Биографический энциклопедический словарь. — М. 2007. — С. 517–519.