Воспоминания о Московской консерватории
В. Ширинский.Возникновение квартета имени Бетховена

Весной 1923 года мною, тогда ещё студентом третьего курса композиторского факультета Московской консерватории, для переходного экзамена на четвёртый курс были написаны две части струнного квартета.

В те времена на экзаменах такого рода студенческие работы обычно исполнялись на фортепиано в две или в четыре руки.

Но так как параллельно я учился и на струнном факультете, мне естественно хотелось осуществить исполнение своей экзаменационной работы в струнном звучании.

С этой целью я обратился с просьбой к ряду своих товарищей–струнников и получил от них согласие. Но первая проба нового, свеженаписанного квартетного опуса никак не могла состояться, так как никто из студентов–скрипачей, обещавших молодому автору выучить и исполнить его сочинение, не хотел играть партию второй скрипки. На почве скрипичного местничества начались вежливые отказы. Мои долгие просьбы и убеждения ни к чему не приводили, дело все больше и больше затягивалось и усложнялось, а день экзамена угрожающе приближался.

Наконец, два из наиболее твёрдых и надежных участников будущего исполнения, только что блестяще окончивших Московскую консерваторию — Дмитрий Цыганов и Вадим Борисовский — начали убеждать меня сесть на место второго скрипача. Вначале я довольно упорно отказывался, мотивируя свой отказ неизбежным авторским волнением и нежеланием испортить своим участием впечатление от своего же сочинения.

Потеряв ещё несколько дней на безуспешные поиски второго скрипача, я понял, что больше ничего не остаётся, как сесть за пульт самому.

Первая репетиция квартета в составе Дмитрия Цыганова, Василия Ширинского, Вадима Борисовского и Сергея Ширинского (срочно заменившего студента–виолончелиста Льва Березовского, опоздавшего на полтора часа на первую же репетицию) состоялась 20 июня 1923 года.

До экзамена удалось провести ещё три репетиции, оказавшиеся знаменательными в деле рождения нового квартета. На этих репетициях все четыре молодых участника приняли решение отныне не расходиться и организовать постоянный струнный квартет.

На этих же репетициях были выработаны три основоположения, на которых должна была и в дальнейшем строиться работа молодого квартета:
1. Репетировать квартетом ежедневно, как ежедневно занимаются на своих инструментах концертирующие скрипачи, пианисты, виолончелисты.
2. Никогда не смотреть на квартет как на источник средств к существованию. Прожиточный минимум иметь путем педагогической или какой-либо другой работы.
3. Никогда не заграждать каждому участнику квартета его индивидуальных возможностей в области сольно–концертной или какой-либо другой деятельности.

Эти положения, очень верно найденные и полностью оправдавшие себя в дальнейшем, сыграли, несомненно, огромную роль в практике сорокалетней деятельности квартета имени Бетховена.

Наступил день композиторского экзамена — 30 июня 1923 года.

Экзамен происходил в кабинете директора консерватории Александра Борисовича Гольденвейзера. В комиссии кроме А. Б. Гольденвейзера были Н. Я. Мясковский, К. Н. Игумнов, А. Ф. Гедике и ряд других профессоров. Присутствовало большое количество студентов. Когда подошла моя очередь, молодые квартетисты приготовились к игре. По просьбе своих товарищей я извинился перед комиссией и присутствующими за предстоящее исполнение, объяснив, что репетиций для подготовки было недостаточно.

Когда была сыграна первая часть квартета, в паузе раздался голос А. Б. Гольденвейзера: «Напрасно извинялись — вы отлично играете». После исполнения второй части ход экзамена был нарушен, вся комиссия и присутствующая профессура окружили квартетистов, выражая им и молодому автору самые лестные одобрения. Отмечали свежесть, ансамблевое единство и слитность звучания, хорошую сыгранность. Уверяли, что исполнение молодого квартета производит впечатление давно сыгравшегося коллектива. Называли исполнителей «золотым квартетом».

Здесь же, в кабинете, только что родившемуся квартету было сделано предложение участвовать в концертном сезоне 1923/24 года в цикле камерных концертов Московской консерватории. Были рекомендованы некоторые сочинения: квартет А. Т. Гречанинова, фортепианный квинтет А. Ф. Гедике (с автором), фортепианный квинтет Г. Л. Катуара (с А. Б. Гольденвейзером), а квартету тут же было решено именоваться «Квартетом Московской государственной консерватории». Так квартет назывался до 1931 года. Молодые квартетисты, естественно, ушли из кабинета директора окрыленными.

Первая половина данного предложения была принята, и с начала концертного сезона 1923/24 года Квартет Московской государственной консерватории активно включился в исполнительскую работу консерваторского цикла камерной музыки, концертов Ассоциации современной музыки и Музыкальных выставок при «Международной книге».

Так началась долголетняя, интенсивная деятельность Квартета имени Бетховена.