От барокко к романтизму. Музыкальные эпохи и стили. Вып 1
  • Издательство: Научно-издательский центр "Московская консерватория", 2011
  • Тираж: 300 экз.
  • К-во страниц: 348
  • ISBN: 978-5-89598-251-8

Научный руководитель проекта: доктор искусствоведения, профессор В. П. Чинаев

Ответственный редактор: кандидат искусствоведения, профессор С. В. Грохотов

Члены редакционного совета: доктор искусствоведения, профессор В. В. Березин; кандидат искусствоведения, профессор А. М. Меркулов; доктор искусствоведения, профессор М. А. Сапонов; кандидат искусствоведения, старший преподаватель П. В. Седов; кандидат искусствоведения, доцент Н. П. Толстых

 

Это первый сборник из серии «От барокко к романтизму», проблематика которой достаточно обширна: экскурсы в историю стилей и жанров, музыкальная текстология и поэтика, особенности исторических инструментов, исполнительские традиции прошлого и их отражения в исторической перспективе. Книга составлена на основе выступлений, прозвучавших на конференции в Московской консерватории 24–26 октября 2007 года, и дополнена близкими по тематике материалами.

Издание адресовано музыкантам различных специальностей, а также будет интересно широкому кругу любителей музыки.


Cерия: Научные труды Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского

Номер сборника: 68

В. П. Чинаев, С. В. Грохотов. Предисловие 4

ВСТРЕЧИ ЭПОХ

В. П. Чинаев. Искусство ограничения — искусство безграничного: смена культурных парадигм в зеркале современной отечественной мысли (часть первая) 9

Л. В. Кириллина. К истории бахианства в классическую эпоху 62

К. В. Зенкин. Бахианство композиторов-романтиков первой половины XIX века 83

ПРОБЛЕМЫ АУТЕНТИЧНОГО И ИСТОРИЧЕСКОГО ИСПОЛНИТЕЛЬСТВА

М. А. Сапонов. «Блудный сын» баховских партитур: corno da caccia 97

Е. Д. Кривицкая. Некоторые аспекты в изучении органного наследия И. С. Баха (вопросы временной атрибуции, стиля и аутентичной регистровки) 108

Е. Д. Кривицкая. Для чего мы изучаем первоисточники? (По страницам инструментальной музыки XVIII века) 120

В. А. Шекалов. К вопросу о возрождении старинной музыки и клавесина в XIX веке 127

А. М. Меркулов. Каденция солиста в XVIII — начале XIX века: теория и практика (часть первая) 165

О МУЗЫКАЛЬНОЙ ПОЭТИКЕ И СРЕДСТВАХ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ

В. Б. Носина. Об элементах музыкальной риторики в клавирных сонатах К. Ф. Э. Баха 217

С. М. Мальцев. О двух музыкально-риторических фигурах повтора. Анафора и эпифора 231

A. А. Панов, И. В. Розанов. Об исполнении ритмических фигур в немецкой музыке XVIII века 261

Д. О. Чехович. К эволюции представлений о темпе в XVIII — начале XIX века 306

 

Сведения об авторах 346

Три выпуска, объединенные общим названием «От барокко к романтизму», открывают серию сборников масштабного издательского проекта кафедры истории и теории исполнительского искусства «Музыкальные эпохи и стили: эстетика, поэтика, исполнительская интерпретация». Концепция проекта выходит за рамки проблем, связанных с исполнительским искусством, ее направленность шире — она охватывает вопросы композиторского творчества, художественных стилей, эстетических воззрений, так или иначе оказавших влияние на формирование и эволюцию музыкального исполнительства различных эпох. Именно такой, универсальный и разносторонний, подход к исторически конкретным и частным феноменам позволяет по-новому осветить, а порой и принципиально переосмыслить художественные явления, которые в музыкальной науке приобрели статус устойчивости и несомненности. Основанием такому переосмыслению служит хотя бы тот факт, что в новейшее время появилось множество публикаций, в том числе и по теории исполнительства, открывающих новые исследовательские перспективы.

Вместе с тем в истории музыкальных эпох и стилей остается немало лакун, и это счастливый повод для пытливых исследователей расширять горизонты, видеть дальше, вновь и вновь осваивать очередную terra incognita. С другой стороны (что особенно важно), и слушательский, и исполнительский интерес устремлен ныне к неизвестному, «переоткрытому». Этот интерес нашел воплощение в так называемом «аутентичном» исполнительстве, ставшем сегодня самостоятельной и богато разветвленной областью в искусстве музыкальной интерпретации. В эту область входит не только воссозданная исполнительская техника ушедших эпох, но и звуковая специфика исторических инструментов, репертуарные предпочтения музыкантов в разные времена, а также соответствующий культурно-исторический антураж; без знания этих слагаемых феномен «аутентичного исполнительства» легко может обернуться сомнительной ценностью бытующей моды. И еще один важный аспект, нашедший отражение в сборниках, — те новые важные смыслы, которые открываются при соотнесении искусства разных периодов. Такой взгляд стал доступен именно из сегодняшнего дня, благодаря возникшей исторической дистанции.

В трех выпусках «От барокко к романтизму» представлены статьи разных жанров: исторические очерки, проблемно-аналитические работы, свободные эссе, а также публикации мемуарных, документальных и других исторических материалов. Авторы обращаются к экскурсам в историю стилей и жанров, к музыкальной текстологии и поэтике, анализируют особенности исторических инструментов, исполнительские традиции прошлого и их отражения в исторической перспективе.

Статьи сгруппированы в несколько рубрик — в соответствии с кругом рассматриваемых проблем. Раздел «Встречи эпох», с которого начинается настоящий, первый, выпуск, является своего рода «сквозным»: публикации с близкой тематикой читатель встретит и на страницах второго выпуска.

Глубинные процессы, происходившие в культуре XVII — начала XIX века и ставшие предметом осмысления лишь в ХХ столетии, получили освещение в статье В. П. Чинаева «Искусство ограничения — искусство безграничного: смена культурных парадигм в зеркале современной отечественной мысли». Эта развернутая обобщающая работа состоит из двух частей, первая из которых открывает сборник. В ней речь идет об искусстве барокко и классицизма и о тех тенденциях, которые привели к распаду культуры, базирующейся на риторическом слове. (Вторая часть статьи будет опубликована в третьем сборнике.)

В публикации Л. В. Кириллиной «К истории бахианства в классическую эпоху» развенчивается один из расхожих романтических мифов — о забвении, постигшем Иоганна Себастьяна Баха во второй половине XVIII — начале XIX столетия. На самом же деле, как убедительно показывает автор статьи, творчество и личность великого мастера вовсе не исчезли в то время из пространства культуры, а оставались мощным и действенным художественным фактором.

К. В. Зенкин в статье «Бахианство композиторов-романтиков первой половины XIX века» прослеживает интереснейшие метаморфозы, которые претерпевают отдельные элементы баховского стиля в творчестве Мендельсона, Шопена, и в первую очередь, — Шумана. В частности, например, чрезвычайно любопытны конкретные наблюдения за тем, как преломляется музыка баховских «Гольдберг-вариаций» в «Крейслериане» Э. Т. А. Гофмана, а та, в свою очередь, в одноименном фортепианном цикле Шумана.

Публикации, вошедшие во вторую рубрику выпуска — «Проблемы аутентичного и исторического исполнительства» — с разных сторон освещают это чрезвычайно значимое для сегодняшней музыкальной культуры явление.

Актуальные проблемы аутентичной оркестровки при исполнении музыки Баха получают освещение в статье М. А. Сапонова «“Блудный сын” баховских партитур: corno da caccia». На примере использования Бахом одного духового инструмента его времени — corno da caccia — автор обосновывает глубокую художественную обусловленность авторской оркестровки. Выясняется, что даже академические издания Баха грешат в этом смысле неточностями, а трактовки признанных мэтров аутентичного исполнительства не лишены уязвимых компромиссов.

Многообразные открытия, сделанные в последние годы, по иному освещают для нас наследие прошлого. Статья Е. Д. Кривицкой «Некоторые аспекты в изучении органного наследия И. С. Баха (вопросы временной атрибуции, стиля и аутентичной регистровки)» показывает читателю, как изменения в датировке отдельных произведений Баха ведут к переосмыслению их стилевых особенностей. Большое место в работе уделено реконструкции представлений Баха об «идеальном органе», которые стоило бы учитывать и современному исполнителю, играющему на новых инструментах.

Та же исследовательница в статье «Для чего мы изучаем первоисточники? (По страницам инструментальной музыки XVIII века)» выявляет тонкие смысловые подтексты, которые обнаруживаются при анализе прижизненных изданий и автографов — в том числе в скрипичной сонате Дж. Тартини «Трель дьявола» и трио-сонате Ф. Куперена «Апофеоз Люлли».

Интереснейшие факты из предыстории исторического исполнительства представлены В. А. Шекаловым в его публикации «К вопросу о возрождении старинной музыки и клавесина в XIX веке». На огромном фактическом материале автор показывает, что столь широко распространенная тенденция в исполнительском искусстве сегодняшнего дня имеет давнюю традицию, идущую еще из XIX столетия.

Жанр сольной каденции, очень значимый для исполнительского искусства барокко и классицизма, подробно рассматривается в статье А. М. Меркулова «Каденция солиста в XVIII — начале XIX века: теория и практика». Внимание исследователя в первую очередь обращено на место и роль каденций в исполнительской культуре эпохи, на их типологию и историческую эволюцию (в том числе на соотношение в них тематического и пассажного материала), а также на их масштабы. (Вторая часть статьи будет опубликована в третьем сборнике.)

«О музыкальной поэтике и средствах выразительности» речь идет в третьем, заключительном разделе сборника.

«Ясная архитектоника сочинения, функциональная определенность разделов формы, художественная оправданность композиционных принципов» музыки К. Ф. Э. Баха могут быть адекватно поняты лишь с точки зрения музыкально-риторической диспозиции — такова основная идея статьи В. Б. Носиной «Об элементах музыкальной риторики в клавирных сонатах К. Ф. Э. Баха». Пусть этот вывод поможет исполнителям по достоинству оценить музыканта, оказавшего столь глубокое воздействие на музыку последующих поколений.

Музыкально-риторическая фигура, как убедительно показывает в своем подробном исследовании «О двух музыкально-риторических фигурах повтора. Анафора и эпифора» С. М. Мальцев, не является исключительной принадлежностью культуры барокко, а предстает в качестве «одной из важнейших универсалий музыкального языка». Она, как убедительно доказывает автор, «абстрагируясь от смысла конкретных слов, преобразует логику вербального высказывания — в логику музыкальной речи».

A. А. Панов и И. В. Розанов подвергают обоснованной критике те условности и штампы, которые успели сформироваться за последние десятилетия в практике аутентичного исполнительства. Музыканты должны придерживаться не штампов, а стоять на исторически глубоко обоснованных позициях, опираться на критически проанализированные первоисточники — именно в духе такого академического, скрупулезного анализа решена их статья «Об исполнении ритмических фигур в немецкой музыке XVIII века».

В работе Д. О. Чеховича «К эволюции представлений о темпе в XVIII — начале XIX века» изучаются темп, метр и ритм — фундаментальные свойства музыки как временного искусства. Понимание закономерности их проявления в музыке прошлого оказывает решающее воздействие на передачу исполнителем смысла музыкального произведения.

* * *

Основу предлагаемых читателю трех выпусков составили материалы докладов, прочитанных на научной конференции «От барокко к романтизму: Музыкальное творчество и исполнительское искусство XVII — первой трети ХIХ века. Концепции — теории — практика» (прошла в Московской консерватории 24–26 октября 2007 года). Содержание сборника было дополнено некоторыми материалами, близкими по тематике.

В. П. Чинаев, С. В. Грохотов